+7 967 087 26 24 (Клуб Таро) +7 925 901 45 64 (Школа Таро)
mail@tarotclub.ru

Танцы и поединки: парности в старших Арканах

Ольна ЛембергОльна Лемберг

г. Москва

Гранд-мастер Таро, писатель, переводчик,

преподаватель и практик эзотерических дисциплин

 

Ольна ЛембергНынешний выпуск «Хроник Таро» посвящен двойкам. Двойки – карты мелкие, но милые, они, как правило, выпав в раскладе, не обещают серьезных событий, но задают некие векторы парных взаимодействий. Порадуют, если это Двойки «позитивные» – а таковы по крайней мере три из четырех, да и острая мечевая Двойка не слишком огорчительна. В любом случае Двойки – это карты о контактах разного рода: между партнерами и соперниками, между человеком и миром, между душой и разумом. О единстве и борьбе противоположностей. О любви и разладе.

Но все эти истории начинаются еще в круге Старших Арканов – если присмотреться к старшим картам, хотя бы к классической колоде Райдера-Уэйта, там обнаруживается множество сюжетов о том, что способны сделать друг другу, друг с другом, друг против друга два начала. Эти партнеры/соперники маскируются под разные объекты и персонажей (обычно они – не смысловой центр карты), но проходят, так или иначе, вместе почти весь круг.

Открывающий Аркан вроде бы свободен от темы двойственности – у Шута еще нет ничего и сам он ничто и никто, до времени. Пройдя полкруга, мы встретим подобного персонажа – у Отшельника тоже нет ничего, уже нет. Они похожи – младенец и старец – и одновременно противоположны. У обоих посох, необходимый страннику, но сколь разнятся источники света на этих картах: Солнце светит всем на ясном небе у Шута, личный фонарь, единственно свет собственной души во тьме у Отшельника. Одинокими мы приходим в этот мир, одинокими и уходим. Но в промежутке мы редко остаемся одни, даже внутри себя.

У Мага уже есть все – на его рабочем столе символы четырех стихий, его рабочие инструменты по преобразованию мира. Но ведь жезлов на карте два – один на столе, а другой в деснице Мага. Один для здешнего мира, один для горнего. Вот и наметилось разделение, маленькая, с волосок, трещинка в ткани мира, еще не контакт и не конфликт, но так, намек на дальнейшее. И еще – вокруг стола растут красные розы и белые лилии, цветут цветы мирских страстей и небесно-чистых целомудренных помыслов, что тоже задает тему противоположностей, равных, но разных явлений.

Ольна ЛембергЖрица – второй Аркан, она и управляет Двойками в мастях. Она сидит между черной и белой колоннами, между Тьмой и Светом. Здесь раздвоенность мира становится очевидной и фундаментальной. Да и нет, мужское и женское, явное и скрытое, человек и весь прочий мир (я не буду о добре и зле как субъективных категориях), плюс и минус, как у батарейки. Противоположности окончательно выявились и разъединились. По мере прохождения по Арканам не раз и не два будут видны попытки примирить противоположности, соединить полюса – с большим или меньшим успехом.

Императрица от двойственности вроде бы свободна, тут только свет без теней, рост без ограничений, движение без помех, счастье без слез. Такие Арканы тоже есть; вообще парные взаимодействия – важная, но все ж не главная тема Таро.

Император – воплощение статики, порядка и структуры. Он держит в каждой руке по символу масти: скипетр, т.е. жезл – знак Огня – и державу, очевидный пентакль, символ Земли. Самую быструю и самую медленную из стихий, самые противоположные по проявлению начала. И только собственная сила Императора удерживает их вместе.

Первосвященник тоже сидит между двух колонн, между ними открывается путь к Богу. Но двое послушников у ног Иерофанта суть два типа такого пути. На одежде левого ученика – алые розы страсти, у другого – белые лилии целомудрия. Дорога преодоления страстей и грехов и дорога неведения оных, они противоположны по смыслу, и по способам богоискательства. Но обе дороги «ведут в Рим», и обе колонны на этой карте – белые. И все ж учеников двое, и колонн – две.

Шестой Аркан – самый «контактный», недаром это карта переговорщиков, переводчиков, карта свиданий и собеседований. Здесь именно парность выходит на первый план, и в кой-то веки противоположности искренне стремятся навстречу друг другу, вступают в союз. (Правда, в более ранних версиях эта карта не столько Любовники, сколько выбор – между красотой и мудростью, например, но и он не может быть неверным.)

Однако союз этот ненадолго, «в одну телегу впрячь не можно…», вернее, можно, но трудно. Уже на следующей карте черный и белый сфинксы, запряженные в Колесницу, тянут каждый в свою сторону, один направо, другой налево, каждому с другим не по пути. И только властью возничего повозка движется к выбранной им цели, но своевольных тягловых животных ему приходится все время контролировать.

Сила – уже карта открытого конфликта. Если в одеждах Мага сочетаются белый и красный цвета, то на этом Аркане цвета разделены между соперниками. Да и само изображение – схватка, борьба до полной победы одной из сторон.

На десятой карте – Колесе Фортуны – все очевидно. Один персонаж взлетает вверх, другой свергается вниз, а потом снова и наоборот, и иначе никак нельзя. Разъединение начал – если где-то прибыло, то столько же где-то и убыло – устанавливается как закон мироздания. Что и фиксируется строгостью следующей карты – Правосудия: если один истец, то другой – ответчик, и у каждого своя правда. У Правосудия тоже обе колонны белые, как у Первосвященника; по идее, перед Законом обе стороны равны… И лучше бы противоположные стороны пришли к мировому соглашению, обе были бы белыми (и пушистыми), но чаще бывает совсем не так.

Висельник, как и Императрица, вроде бы свободен от темы дуализма. Хотя… У Висельника все наоборот, он видит мир и все его явления перевернутыми, с другого конца. Висельник – пассивный оппозиционер.

На тринадцатом смертельном Аркане снова задается проблема выбора, правда, сам момент выбора еще далек – две таинственные башни еле видны на горизонте, но путь к новому восходу лежит именно между ними, миновать их нельзя. Здесь же возникает и тема Реки, отделяющей этот мир от потустороннего, а у реки всегда два берега. И смерть охраняет подступы к берегу с нашей, человеческой стороны.

А на том берегу – ангел, и он как представитель сил света и порядка, наряду с Первосвященником и Правосудием старается примирить противоположности. В ангельских руках две чаши, и влага жизни переливается из одной в другую, и процесс этот бесконечен, как бесконечен принцип единства и борьбы противоположностей. Схожее действие выполняет и небесная дева на Аркане Звезды, с равной долей щедрости орошающая влагой жизни и берега, и воды – опять же из двух сосудов.

На пятнадцатом Аркане мы снова видим парочку, мужчину и женщину, почти как на шестой карте. Но если в Аркане Любовников они добровольно и радостно открывали друг другу объятия, то на Дьявольском Аркане им просто некуда деваться друг от друга, они прикованы к трону хозяина карты. Впрочем, выглядят они вполне довольными.

Но и этот момент единства – ненадолго. И вот уже Разрушенная Башня – гнев Господень, беда, катастрофа, война: «дан приказ ему на запад, ей в другую сторону…» И ужас не только в том, что двое низвергнуты с высот, а еще и в том, что траектории их падения разнонаправлены, один падает направо, другой налево, даже если они выживут, то друг друга уже не отыщут.

Ольна ЛембергВосемнадцатый Лунный Аркан – самая насыщенная темой парности карта из всех. Тут и две башни, в которых то ли сокровище, то ли чудовище, и два животных, родственных зоологически, но в природе живущих совершенно по-разному – волк и собака; и двойное зеркало луны и воды, порождающее бесконечные отражения. Тут почти всего по паре, тут все отражено друг в друге – одинаково и противоположно, правое становится левым, не отличить.

Девятнадцатый Аркан в Уэйтовской колоде тоже освобожден от дуальности. Но другие версии этой карты частенько снова примиряют антагонистов: изображается то влюбленная пара в саду, то двое детишек, иной раз белый и темнокожий… и иногда детишки играют, а иногда в шутку, но дерутся.

Божий Суд двадцатого Аркана объединяет всех по зову ангельской трубы. Но итог его – окончательное разделение грешников от праведников, зерен от плевел, агнцев от козлищ.

Ольна ЛембергИ вот на последней карте Старших Арканов все заканчивается. Два жезла – небесный и земной, те, что положили начало теме разделения на карте Мага – в руках у танцующей женщины-Вселенной. И оба белые. Долгий путь вражды и примирения, противоборства и единения, любви и разлада наконец-то завершен, все закруглилось. Противоположности сошлись и утратили черты различия. Полная гармония, полная стагнация. Очертания лаврового венка имеют вид большого ноля, космического яйца. И скоро маленький нолик – Шут – вылупится и запустит весь процесс заново, ничего покуда не ведая о двойственности мира.

Пара животных, две чаши, мужчина и женщина, человек и зверь, красное и белое или черное и белое, правое и левое, две колонны или два здания – у противоположностей в Старших Арканах разные образы, но все они вполне очевидны. А полный круг этого танца/поединка охватывает, пожалуй, всю реальность.

 

 

 

 

Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий

Поделиться в социальных сетях:

Карта дня

XVIII - Луна

Календарь

« Апрель 2019 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
     

Реклама

banner 13banner 17
Психологические и личностные тренинги и семинары на Самопознание.ру
Наверх