ХРОНИКИ ТАРО № 9 / 15

01/10/2015 вышел новый номер журнала "Хроники Таро". Этот выпуск посвящен Аркану "Справедливость".

 

Знакомим читателей с  новой рубрикой в журнале - ДИАЛОГИ О ТАРО.

Идея  рубрики принадлежит Анне СИМОНОВОЙ — хозяйке «Ларца Таро», издателю книг и новых колод, организатору учебных и просветительских мероприятий, пропагандисту, эксперту, ведущей цикла телепередач «Предсказательные искусства: Дар или Технология?». Энтузиаст своего дела, Анна убеждена: тот интеллектуально-информационный прорыв, который происходит сейчас на русскоязычной «территории Таро», — явление, достойное пристального внимания и изучения. По роду деятельности Анна общается с множеством интереснейших персонажей из мира современного Таро. И готова знакомить с ними всех читателей нашего журнала. Неудивительно, что ее «Диалоги о Таро» получились очень личными…

Итак, первый гость Анны — Татьяна ДЕМЬЯНЕНКО, Почетный член Российского Таро-клуба, таролог-эксперт. Ведущий редактор, разработчик и идеолог серии методических пособий «Ларец Таро».

 

 

ТАТЬЯНА ДЕМЬЯНЕНКО:

«СОЗДАВАТЬ КНИГИ — МОЁ РЕМЕСЛО»

                        ИЗ ДОСЬЕ:

Место рождения: Москва.

Образование: высшее гуманитарное.

Рождена в год Козы.

Знак Зодиака: Стрелец. Луна – в Стрельце, асцендентв Раке.

Аркан личности по числограмме Ф. Эльдемурова: Солнце.

Четвертая позиция в психологическом портрете по А. Хшановской: Умеренность.  

 

- Татьяна, мы знакомы уже много лет. А ты помнишь, с чего все началось?

– В 2009 г. в группе «ТАRО» на «Одноклассниках» удивительным образом встретились увлеченные люди, многие из них сейчас известны. Например, Вадим Кисин, постоянный автор «Хроник Таро», Анна Симонова, ныне — хозяйка «Ларца Таро», Елена Ледней, сейчас автор книг нашей серии... Думаю, совпадения не случайны: как раз «дозрел» качественный скачок в развитии эгрегора Таро на русскоговорящей части нашего шарика. Спираль на новый виток пошла — эгрегор запросил «усиленного дополнительного питания» – и пазл складываться начал, и люди «правильные» подтянулись.

Уже потом ты меня попросила написать рабочую рецензию на первое издание «Арканологии», а еще позже — пригласила в конкурсную комиссию по оценке синопсисов для будущей серии учебных пособий. Была только идея, все потом придумывалось — и макет, и общая для всех книг структура, и критерии оценки присланных заявок на ходу рождались.

- А как вообще получилось, что ты стала заниматься эзотерикой? Тебя с детства влекло все таинственное, загадочное?

- Мне кажется, моя история – типичная, «все как у всех». Интересовалась, как всякий ребенок. Да, способной была, с хорошими мозгами и отличной интуицией. Ну… и все, наверное.

Хотя сейчас, анализируя, отмечаю: были «звоночки». И бабушка была — черноглазая фантазерка, которая, как сказки, рассказывала внучке о своих «полетах» во сне... И мамина приятельница была, у которой на игральных картах выучилась гадать так, что в 13-14 лет ко мне очередь стояла из подружек, их мам и старших сестер. И предчувствия часто сбывались…

Но интерес к мистике не был осознанным. Юность моя пришлась на восьмидесятые – начало девяностых. Слишком много было интересного в реальности. Иногда обнаруживаю дома какие-то «самиздатовские» брошюрки по магии -— напрочь не помню, как они ко мне попали. Помню, вовсю читала Юнга, Фрейда, Ницше, Берна. Еще отлично помню, как, работая после школы в КБ на «почтовом ящике», оставалась вечерами, чтобы натюкать под копирку на печатной машинке краткий курс по хиромантии, у кого-то раздобытый на пару дней. Должностное преступление, между прочим, совершала…

- А Таро? Можешь вспомнить, когда впервые увидела?

- Когда и большинство представителей моего поколения. Первой была та самая статья в «Науке и Жизни». Потом еще одна встреча с колодой — вскользь, у кого-то из знакомых, водя пальцем по инструкции… А совсем всерьез — в конце девяностых. Лет пятнадцать уверенного стажа у меня есть.

Но на самом деле сейчас уже убеждена, что знакома с Таро не первую жизнь. Во-первых, чувство узнавания и приятия пришло сразу. Ни страха, ни трепета…

- А во-вторых?..

- А во-вторых, недавно, разбирая свои подростковые рисунки (я живописью всерьез занималась — была такая линия вероятности в судьбе), изумилась: сюжеты — практически готовые иллюстрации к некоторым Арканам. Откуда что пришло?.. Такое чувство, что Таро в моей жизни было всегда.

 - Но кто-то же дал тебе в руки твою самую первую колоду?

- До того, как это случилось, должен был пройти целый кусок жизни, накопиться вопросы – к себе, к Мирозданию, к Богу и т.д. Сформировался внутренний, истинный запрос — и в жизнь пришло Таро.

А первую колоду покупала сама. Ступени Золотого Таро Тавальоне — «Таваглион», как называли старые мастера… «Родная», «юэсгеймовская».

С ее приобретением связана интересная история. Колоду нужно было достать обязательно, причем к определенному сроку. Я каким-то чудом нашла телефон Анны Анатольевны Котельниковой, позвонила — и через нее добывала колоду. Это был единственный случай, когда мы виделись…

 - Почему именно эта колода?

- Да у меня выбора не было. Человек, который меня тогда учил по принципу «делай, как я», на такой работал.

- То есть в жизнь в какой-то момент пришел человек, который всколыхнул в тебе то, что внутри было?

- Да, причем, мне было по поводу Таро четко и весьма искушающе сказано: «Ты попробуй, у тебя пойдет…». А поскольку был он практикующим магом и работал в некоем миксте оккультных традиций, включая и западноевропейскую, то изначально я воспринимала Таро, прежде всего, как инструмент анализа и диагностики негатива. А первое, что узнала, — это соответствие Старших Арканов путям на Древе Сефирот.

- То есть, можно сказать, что Древо Сефирот для тебя база? Сейчас многие тарологи не понимают, что это...

- Так сложилось, что я по-иному не мыслю. Это основа. Матчасть.

- Ты затронула тему наставников… Насколько она в твоей жизни актуальна?

- Начнем с того, что у меня мама была учителем русского языка и литературы, действительно педагогом от Бога… Отец преподавал историю и живопись, бабка еще в Наркомпросе работала. Куда уж актуальнее.

- А кого ты лично для себя Учителями называешь?

- Пожалуй, тех, кто появляются в определенный момент… чтобы сделать его переломным. Чтобы дать ключи, обладая которыми, изменишься ты сам. Человек может отыграть свою роль, и пути разойдутся. Останется память, чувство благодарности…

- Можешь сказать о ком-то конкретно?

- Один из таких людей для меня сейчас — Феликс Эльдемуров, хотя он об этом, думаю, не догадывается. И дело не в том, что я по факту посещала его занятия. Дороги пересеклись несколько лет назад, когда я стала редактором его «Арканологии» — готовила переиздание первого тома, готовила в печать второй. И каждый раз работа и общение открывают во мне самой что-то принципиально новое. То, что необходимо именно в этот момент, будит внутренние ресурсы. Не знаю, как это выходит.

В издательстве «Энигма» скоро выйдет его роман «Птичка на тонкой ветке», я была его литературным редактором. И опять, как по волшебству: на глубинном уровне прорешала для себя тему Аркана «Звезда»…

А вообще, с учителями мне везло — и в эзотерике, и в школе, и в институте.

- А где ты училась?

- В Московском Полиграфическом институте, и в дипломе у меня написано «Редактор-издатель книжной и журнальной продукции».

- То есть ты – профессиональный редактор?

- В той же мере, в какой и журналист: факультет издательского дела тогда трансформировался из журфака…

- Тебе больше нравится писать или редактировать?

- Да это две стороны одной медали!

- А всё-таки?

- Больше всего мне нравится жить на берегу моря в палатке в лагере дикарей и любоваться ночью на море и звезды, а днем — на море и на своих друзей.

- Такие гедонистические радости…

- Больше всего мне нравится общаться с людьми на всех уровнях. Собственно, когда-то поэтому я пошла в журналистику.

- Ты начала публиковаться раньше, чем поступила в вуз? Можешь вспомнить свой первый материал, издательства, где работала?

- Первая заметка была в «Пионерской правде», когда мне было лет 10, чуть позже — в детской рубрике журнала «Работница». Работала в советском еще издательстве с его традиционными высокими стандартами, занималась учебной литературой. Пробовали создавать и издавать что-то своё...

- Какие сферы затрагивали твоё редакторско-литературное творчество?

- Юриспруденция. Образование. Военное дело. Приличный кусок жизни занималась пиаром и маркетингом.

- Политика?

- Чуть-чуть. Скорее, финансовая политика...

Понимаешь, ты подходишь к теме, как к романтике. Я — как к ремеслу.

- В чём разница: ремесло или профессия?

- А я слово «профессия» не произносила. А «ремесло» — это то, что входит в систему твоей жизни, и то, что позволяет тебе на эту жизнь зарабатывать.

- Получается, что для громадного количества наших читателей Таро является, наверно, ремеслом. Не профессией, а ремеслом. Профессии «таролог» нет. Пока нет.

- Говоря языком Таро, ремесло, на мой взгляд, это Восьмерка Пентаклей. Филигранно отработанные практические приёмы, доведенные до такого уровня совершенства, когда не затрагивают практически… хм… душевных струн производителя.

- А профессия тогда — какой Аркан?

- Странное сейчас скажу, многие не согласятся. Скорее, все же Тройка Пентаклей, в которой уже нумерологически заложена возможность перспективы профессионального и творческого роста.

В уэйтовской Восьмерке персонаж штампует одинаковые монеты, но штампует превосходно. Он — лучший. А далее, как пишут в пособиях, «смотрите по соседним картам расклада». Вероятно, на трехсотой монете он будет получать от процесса чуть меньше драйва… На пятисотой — начнет откровенно скучать, но качество от этого не пострадает. Может быть, с точки зрения потребителя его изделия будут даже лучше… Для кого-то это — потолок, предел мечтаний. Кому-то становится тесно в этих рамках… Ремесленник всегда опытнее, выносливее, умеет верно распределять силы. Но хорошо, когда рядом в раскладе лежит «Звезда», правда?

- Не с этим ли связано то, что ты меняла места работы?

- Несомненно.

- Насколько я помню, у тебя много лет лейтмотивом была медицина.

- Медицина до сих пор — огромная часть моей жизни. Я почти двадцать лет серьезно занимаюсь медицинской журналистикой. Заведовала отделом новостей в общероссийской «Медицинской газете», профессиональном издании для врачей. Печаталась в «Здоровье», в «Красоте и здоровье», делала сайты и газеты для медицинских центров, фармацевтических компаний, работала в «Русском медицинском издательстве».

Уважаю настоящих докторов-пахарей, хотя знаю эту «кухню» изнутри. На мой взгляд, это одна из профессий, максимально приближенных к «Магу». В определенный момент настоящий врач очень остро выясняет эту степень собственной «мажести», выясняет, демиург он или простой смертный… Мучительно проходит период профессионального «кризиса сорокалетья», когда собственное «Могу!» сталкивается с реальными замыслами Творца.

Кстати, у магов-практиков старой школы существовала хорошая традиция: где-нибудь на рабочем месте, на алтаре или рядом всегда незаметно лежала либо игральная карта самого мелкого ранга, либо шахматная пешка — напоминание, что ты всегда останешься мизерной фигурой в руках Создателя.

И возвращаясь к теме Тройки и Восьмерки: очень рекомендую рассказ фантаста Станислава Логинова «Цирюльник» про то, как в средневековье внезапно появился доктор — наш современник, со всем комплектом лекарств, шприцев и прочим арсеналом… И о том, кто в конечном счете оказался настоящим врачом, по призванию, — он или его «дремучий» коллега…

- Мне просто очень интересно… Десятилетия пути, ты множество сфер трогала… Прекрасно знаю твои чисто интуитивные, даже провидческие способности. Но все равно, читая текст, невозможно обходиться без консультаций, без лазания по библиотекам и уточнений, правда или неправда перед тобой. Ведь бывали случаи, когда люди в синопсисах, присланных на литературный конкурс «Ларца Таро», выдавали сюжеты из фильмов за правду. То есть нужно быть экспертом...

- Этому научили в институте. Самому главному: работать с информацией. Доставать нужное из всего огромного информационного поля. Через себя пропускать, включая различную систему фильтров восприятия, анализировать грамотно: что это, зачем, почему, для кого. Добывать недостающую, проверять входящую. Научили её использовать.

Вот ты сейчас берешь у меня интервью. Ты эту информацию, во-первых, пытаешься из меня достать. Во-вторых, на ходу проанализировать, систематизировать. В-третьих, потом будешь в какие-то рамки приводить, чтобы было и читаемо, и интересно аудитории журнала. То есть ты сейчас занимаешься моим ремеслом.

Тебе не кажется, что с помощью системы Таро мы делаем то же самое? Это тоже работа с входящей информацией — с её добычей, обработкой и анализом.

И поверь, я не держу в голове лишнее. Это редакторский подход — не забивать себе «оперативку» тем, что можно, разархивировав, вытащить с «жесткого диска», либо тем, что доступно в поисковиках. Нужно лишь помнить коды доступа, знать, где искать, и не жалеть времени… То же самое делает таролог в момент предсказания.

Однако работа с литературой по эзотерике — все же особая статья. Невозможно глубоко заниматься ею, не имея серьезной подготовки, не разбираясь в теме. Так что здесь ты права — берясь за такое, экспертом-эзотериком быть необходимо.

- Как думаешь, печатное слово способно воздействовать на людей?

- Да. До сих пор способно. Могу это подтвердить и как пиарщик. Слово — мощнейшее оружие.

- А тебя не тянет преподавать? Издавая книги, статьи, мы же занимаемся образованием, и у тебя прекрасно получается воспитывать молодых литераторов.

- Вещать с кафедры — нет. Важнее момент внутренней сонастройки с автором. Желание понять, что он хочет донести до читателя. «Прожить» с ним его творение. Помочь сделать так, чтобы потенциальный читатель настроился на ту же волну. Этому учишь тоже по принципу «делай как я», иначе невозможно. Если говорить об учебной серии, пытаюсь, чтобы автор не просто «выплеснул» на бумагу опыт и знания, но задумался: а кто тот человек, который открыл книгу, желая именно научиться?

- Что дает тебе работа с серией «Ларец Таро», с эзотерической литературой?

- Очень важное ощущение возврата к «хорошо забытому старому», к издательскому делу, к выпуску книг вообще. То самое «мажье» «Могу!» все-таки тешит самолюбие. В начале лета мы отметили выход десятой книги серии. Вид всего «ларцового семейства» на одной полке вызывает нежные теплые чувства…

Когда-то, задумывая серию, одним из ее слоганов мы выбрали фразу «Свои для своих»: наши авторы — из той же среды, что и мы, что и читатели. Это люди, готовые провести нас тем же путем, что прошли сами. Это ощущение «своих» очень дорого. Наталья Шадрина, Лариса Василенко, Елена Ледней, Юлия Юсупова, Алексей Лобанов, Татьяна Бородина, Эльза Хапатнюковская, Ирина Бердина, Ольга Тарика, Лариса Куролесова, Татьяна Иванова, Владимир Странников… Спасибо всем, с кем довелось работать лично, за общение, терпение, понимание.

- Тема этого выпуска «Хроник Таро» — Старший Аркан «Правосудие». Что он для тебя значит? Как проигрывается в жизни?

- Для меня он все-таки называется «Справедливость». И говорит о беспристрастности справедливого воздаяния.

Из пафосного — добавлю, что очень важно не врать самому себе. Не всегда получается… Но в ситуациях, когда играешь по правилам «двойных стандартов», хотя бы не бояться себе в этом признаваться и никого в этом не обвинять. Адекватно оценивать наличие, отсутствие и вес «погон» на плечах. Учусь, пока с переменным успехом.

Равновесия всем читателям журнала! И поменьше ситуаций, когда рядом с «Правосудием» выпадает «Дьявол», норовя подкинуть на одну из чаш какую-нибудь сверхценную идею…

 _________________________________________________

 

В электронном виде журнал размещен на сайте http://tarot.life/.
Для приобретения журнала в бумажном виде просьба обращаться на сайт http://taromarket.ru/ или в редакцию: 41133171@mail.ru .
Внимание! Журнал "Хроники Таро" теперь можно приобрести в "Ларце Таро": http://www.yarasvera.ru/item.618.html 

__________________________________________________