«Башня» Алистера Кроули: время и место

 

Ольна Лемберг,

Магистр Таро

 

Карты Таро уже много столетий влекут к себе людей, задающих самые разные вопросы, как повседневного бытия, так и метафизической природы. И карты дают ответы, о чем их ни спроси – о погоде ли на завтра, о судьбах ли мира. Такая универсальность Таро – прямое следствие высокой абстрактности, символичности тарологических образов, что, кстати, позволяет очередным поколениям теоретиков и художников Таро создавать все новые и новые колоды на любую заданную тему. 22 Старших Аркана, образующих совершенный круг; по 10 номерных карт в мастях, отражающих структуру Древа Сефирот; квадратная матрица Двора – в эту схему легко вписывается любое целостное явление, да и само Мироздание.

Но за всякой колодой, знаем мы или нет имена ее создателей, стоят люди, жившие в конкретном месте и в конкретное время, и карты естественно вбирают в себя конкретные приметы окружающего мира, ландшафт и историю. Если вспомнить хотя бы самую «классику» Таро, то в изящных антично-ренессансных аллегориях Висконти-Сфорца легко прочитывается конкретная ситуация в Миланском герцогстве середины XV века, тогдашний династический кризис и непростые отношения с соседями по полуострову.  Марсельское Таро с его безымянным XIII Арканом старается  противостоять ужасу массовых эпидемий в Южной Европе, смутно предчувствуя грядущую гильотину…

Так и ХХ век, вместивший и переживший две мировых войны, дал миру и две классические, универсальные, даже можно почти без преувеличения сказать, великие колоды Таро. Таро Райдера-Уэйта-Смит (RWS), появившееся в канун Первой мировой войны, содержит в себе скрытые черты приближающейся катастрофы и ее итогов – четверка Рыцарей в этой колоде явственно отсылает к образам Четырех Всадников Апокалипсиса, Смерть – закованный в черные латы скелет – может читаться как символ «старых» империй, мертвых внутри, а солнечный XIX Аркан четко предсказывает новый мир, часть которого отгородится прочной стенкой и осенится красным флагом. Но в Уэйтовской трактовке все это пока на уровне предчувствий. И хотя именно в год, номером совпадающий с картой Башни – 22 апреля 1915 года (1+9+1+5 = 16) на Ипре была произведена первая массовая газовая атака, страшный XVI Аркан в RWS имеет вполне традиционный образ Божьего гнева, поражающего человеческую гордыню.

А в «Таро Тота» Алистера Кроули и Фриды Харрис  все уже показано гораздо четче и страшнее. Эта колода начала создаваться в 1938 году, а завершена была  в 1943-м; собственно «Книга Тота» с Арканами Фриды Харрис в виде иллюстраций к тексту Кроули вышла в свет в марте 1944 года. И хотя сам Алистер Кроули видел в своем последнем, итоговом труде, прежде всего, инструмент для  эволюции человеческой души, помощь для перехода в новый Эон, нынешним читателям и пользователям этих карт стоит помнить о месте и времени, и о жестких, чудовищных  реалиях тогдашнего мира. И особенно ясно это видно на карте Башни. Образы этой карты имеют пугающие явные, очевидные аналоги в современной ей  реальности.

Итак, время – от кануна Второй мировой войны до ее разгара, а место Англия  –  страна-активная участница боевых действий в составе антигитлеровской коалиции. Мы не знаем, когда точно авторы работали именно над XVI Арканом (в переписке Кроули-Харрис карта «Божий Дом» упоминается лишь единожды в недатированном письме[1]). Сам Кроули описывает Башню (или Войну, по его собственному примечанию) так: «В нижней части карты … показано, как молния, огонь и военные машины  (курсив мой. – О.Л.) разрушают старый, утвердившийся Эон. В правом углу разверстый зев Дита изрыгает пламя, сокрушающее основание башни. С вершины башни падают изломанные тела ее защитников…» А далее Кроули говорит о Разрушении как пути к Небытию – высшей форме совершенства,  о богах-разрушителях и о прочих высоко-мистических предметах. 

Но давайте посмотрим на саму карту (рис. 1). Похоже, что «разверстый зев» Дита-Аида, изрыгающий разрушительное пламя, и «военные машины» суть одно: мифологический образ слился с видом реального изделия тогдашних военных технологий. По крайней мере, пока авторы колоды искали визуальное воплощение для образа огнедышащего Бога Смерти, в то же самое время в секретных лабораториях и цехах полигона Пенемюнде кипела работа по «материализации архетипа» в металле.  И всего через полгода после  выхода Книги Тота, 8 сентября 1944 года, первая баллистическая ракета V2 долетела до цели – Лондона и взорвалась, образовав десятиметровую воронку. Взгляните на архивный снимок  (рис. 2) – это сопло V2, именно из этой ощеренной пасти вырывается пламя работающего жидкостно-реактивного двигателя. Очевидно, явно неслучайное и весьма пугающее сходство изображений на карте и на снимке. И хотя военные эксперты пишут, что точность попадания и разрушительная сила германской баллистической ракеты были несопоставимы с затратами на ее разработку и производство (около 2000 боевых запусков V2 по Лондону привели к ранению и гибели около 10 000 мирных жителей), более всего  поражает предсказательная мощь кроулианской колоды относительно самого ближайшего будущего… Сама же ракета носила значимое мистическое имя – Vergeltungswaffen, оружие возмездия, своего рода воплощенная попытка человека присвоить прерогативу карающего Бога….

Сама падающая Башня тоже, видимо, отнюдь не плод воображения мага и художницы.  Среди многочисленных  репортажных снимков разрушенного Лондона есть один, в точности воспроизводящий гибельный наклон  донжона на кроулианском Аркане (рис. 3). Не возьмусь утверждать, что именно эта фотография попалась на глаза Фриде Харрис, но фашистские ВВС массированно бомбили Лондон с 1940 года, и картины чудовищных разрушений английской столицы, несомненно, отразились в изобразительном ряде XVI Аркана.

Еще один значимый символ карты – Око Хора, или Око Шивы, которое, как пишет Кроули, «отверзаясь, уничтожает Вселенную». Кровавый глаз в темном небе, вызывающий ужас среди всех живущих на земле, в те же военные годы опишет другой английский интеллектуал  – наряду с Кроули, один из  самых образованных людей своего времени, ученый исследователь мифов и создатель собственного мистического эпоса.  «Обрамленный багровыми ресницами пламени, тускло светящийся мертвенной желтизной, был он, однако, напряженно-живым, а его зрачок – скважина в ничто – постоянно пульсировал, то сужаясь, то расширяясь»[2].  Профессор Толкиен назовет это «оком Саурона», всевидящим и недремлющим, а его носителя – воплощением Тьмы и  Зла в человеческой эпохе. Но внимательному читателю, помнящему о «времени и месте», ясно, что и «Властелин Колец» – символическое описание Второй мировой войны.

Интересно сравнить XVI Аркан с несколько более ранним произведением, также посвященным ужасам войны на уничтожение. В 1937 году (опять же почти синхронно с началом работ по созданию Таро Тота) в ходе Гражданской войны в Испании добровольческим легионом люфтваффе была уничтожена Герника, тысячи людей погибли под бомбами, завалами и в трехдневном пожаре.  Под впечатлением от чудовищного злодеяния Пабло Пикассо создал знаменитую одноименную картину, наполненную символами насилия, жестокости и беспомощности человека перед злом, обрушенным с небес. Интересно, что Алистер Кроули, по-видимому, интересовался творчеством Пикассо, хотя и отзывался о художнике весьма скептически: «… отсутствие форм и лиц – не более чем симптом всеобщей болезни, поразившей современную душу. Это неверие в собственные творческие силы… Довольно далеко это зашло у Пикассо… но это метафизика, а не искусство»[3]. Однако о персонажах своей Башни сам же Кроули пишет: «Обратите внимание, что они (защитники башни) утратили человеческий облик; теперь это всего лишь геометрические абстракции»[4].

В центре огромного живописного полотна Пикассо – оскаленная лошадь (рис. 4).  Именно лошадь, согласно кроулианской  Liber 777, одно из животных XVI Аркана. Картину заполняют такие же, как на карте, расчлененные человеческие фигуры, так же в панике летит прочь библейский голубь. И озаряет этот ужас то же сверкающее, безличное Око убивающего Бога, одновременно напоминающее лампочку из пыточной  камеры. Опять же – нет прямых оснований числить «Гернику» среди визуальных источников XVI Аркана (хотя картина сразу же приобрела огромную известность в Европе и мире).  Но общность времени, места и символики несомненна.

Так приметы европейской реальности середины XX века – мировая война, уничтожение, насилие и протест против него, образы современной Кроули интеллектуальной культуры – невольно, но неминуемо и естественно воплотились на, казалось бы, совершенно аллегорическом и символическом XVI Аркане. Так часто бывает, что создание выходит из воли создателя, живет своей жизнью, обнаруживает в себе некие смыслы, изначально не заложенные автором…

Но, описывая свою Башню, Алистер Кроули сказал еще кое-что: «в магических символах всегда необходимо выявлять два смысла, противоречащих друг другу». Все может стать собственной противоположностью. И так и свершилось. Кроули дал XVI Аркану второе название – «Война», и глубь с ветвью оливы покидает пылающее гневом, ужасом и горем пространство карты на рисунке Фриды Харрис. Но практически точно такую же голубку с оливковой веткой в клюве тот же Пабло Пикассо нарисует в 1961 году как символ Всемирного движения за мир (только полетит эта птица в противоположном направлении, к людям, неся им благую весть) (рис. 5).

А ракета V2 станет прототипом двух космических носителей. Образцы и сборочные линии из Пенемюнде попали в руки союзников с Востока, сам создатель «оружия возмездия», гениальный конструктор Вернер фон Браун оказался на Западе. Двумя путями пошло и техническое совершенствование одинакового прототипа. Соответственно в том же 1961 году «Восток» и «Редстоун» подняли людей над Землей и вывели к звездам. Но это было уже в следующем, XVII Аркане.



[1] См.: Кроули А. Книга Тота / Пер. с англ. А. Блейз. М.: Ганга, 2010. С. 423. Далее Книга Тота и сопутствующие материалы цитируются по этому изданию.

[2] Пер. В. Муравьева, А. Кистяковского.

[3] Письмо Кроули Фриде Харрис от 19 декабря 1939 года. А. Кроули, Книга Тота, с. 380..

[4] Там же, с. 158-159.

 

 

 

 

 

ОтменитьДобавить комментарий