Равные Солнцу

 

Ольна Лемберг

XIX Аркан – Солнце – в Таро обычно считается одним их самых счастливых, благоприятных, жизнеутверждающих. Ему традиционно приданы значения благополучия, счастья, ясности, осуществившихся ожиданий. С этой картой также связывается тема плодородия, счастливого союза, богатого урожая и достатка, успешного завершения дел и празднества по поводу достигнутых высоких рубежей.  На карте обычно в цветущем саду играют детишки или романтично прогуливается парочка. Все ясно, всем светло, тепло, уютно и приятно.

Понятно, что звезда по имени Солнце – источник всякого благополучия и самой жизни для людей. Без него ничто не растет, не плодоносит, да и время мы измеряем по солнечному ходу. Земная жизнь – полностью во власти Солнца. Сияющий, днем золотой, на закате алый, сквозь облака белый шар на земном небе обожествлялся во всех системах верований и всегда воспринимался человеком как некий Абсолют. Солнце – нечто лучшее и главное, например, от имени нашей звезды происходят ласковые  или восхищенные эпитеты – в диапазоне от «Милая моя, солнышко лесное» до «Солнце русской поэзии». Но бывают и более глобальные по смыслу уподобления. Солнце – не только ласковое и теплое, оно величественное, милостивое, но и грозное в силе и славе своей. Солнце – очень «мужская» карта, карта лидера, вожака, центрального и главного героя.

На память приходят трое земных владык, носивших при жизни и/или оставшихся в исторической памяти с титулом-эпитетом «Солнце». При всей огромной разности исторического контекста, при неимоверной отдаленности этих троих друг от друга во времени и пространстве, в их стиле правления, деяниях, во внедрявшейся ими государственной идеологии и даже в подробностях частной жизни усматривается немало общего.

Сразу оговорюсь – я не историк и не могу сколь-нибудь авторитетно анализировать реальный фактический материал. Но коль скоро эти владыки вошли в легенду с одинаковым по смыслу прозванием, было, значит, в этом нечто над-личностное, над-земное, архетипическое. И говоря об этом, мы имеем дело, конечно, с неким мифом, которому, однако, лишь помогает укрепляться сходство фактов.

Первый в списке, самый отдаленный во времени – древнеегипетский фараон Эхнатон. Он правил, страшно сказать,  в 14-м веке до нашей эры. В такой временной дали многие частности размываются: даты его жизни и царствования в версиях разных египтологов колеблются в пределах нескольких лет. Столь же приблизительно и звучание – но не значение – имени. Изначально фараон именовался Аменхотеп IV, а имя Эхнатон – «Угодный Солнцу» – он присвоил себе сам, включив в него имя Солнца – Атон. Переименовал он и ближайшее окружение, родных, и всех детей назвал в честь того же солнечного бога.

Бог-Солнце в рамках официально введенного свыше атонического культа представал в виде Солнечного диска с лучами-руками, протянутыми к земле и благословляющими людей, прежде всего, фараона и его семью.   До – и после – атонической религиозной реформы египетские боги почитались в том числе и в человеческой форме; при Эхнатоне же старые культы запрещались, имена богов стирались с памятников, храмы пребывали в запустении, старое жречество преследовалось. Новый главный и даже единственный бог утратил антропоморфные черты, а его человеческим воплощением фараон сделал самого себя, совершенно устранив разделение между человеком и божеством. И фараон, и бог именовались одинаково «правителями», в текстах эпохи приобрели одинаковые эпитеты и титулования.

Религиозная реформа сопровождалась гражданской: была построена «с нуля» новая роскошная столица Ахетатон, «Горизонт Солнца», с огромным храмом для бога и дворцом для бога-на-земле. Возник новый стиль искусства, по современному названию местности именуемый «амарнским». Главным смыслом этих деяний была абсолютизация власти, своего рода «культ личности» Эхнатона, воплощенного светила и источника всякой благости и самой жизни для смертных. Амарнский период Эхнатона – это неограниченная, равная божественной власть и упоение этой властью, что всячески демонстрировалось миру. Исследователи до сих пор спорят, был ли фараон радикальным политиком или самовлюбленным маньяком, имевшим беспредельные возможности, была ли атоническая революция политической стратегией или он действительно искренне верил в свою божественность. Известно, однако, что и сам властитель был не чужд искусствам – ему приписываются несколько молитвенных текстов, обращенных к Атону, т.е. к самому себе. А перед входом в амарнский дворец, как рассказывают, стояла и сияла огромная золоченая статуя хозяина-бога.

Как пишут историки, во внешней политике Эхнатон имел переменные успехи – заключал союзы, воевал, помогал или чаще не помогал союзникам; в целом все было скорее неудачно. Грандиозные проекты по перестройке внутриегипетской жизни вели к сокращению помощи азиатским соседям – как золотом, так и войсками, чем те были недовольны, влияние Египта на дела в Сирии, Вавилоне, Миттани ослаблялось. Нововведения, размашистое строительство храмов и дворцов Атона требовали огромных средств и в результате ввергли страну в кризис. Религиозная реформа оказалась сугубо элитарной, широкие массы древних египтян ее не поняли и не приняли, и после смерти Эхнатона все было быстро свернуто и отменено. Наследник Тутанхатон переименовал себя и свою царицу, заменив в именах часть –Атон на –Амон и тем провозгласив возврат к старым богам, и перебрался в Мемфис, а роскошная солнечная столица была заброшена и разрушена. Сам же реформатор впредь в надписях именовался «злодеем», его имя стиралось с камней, и даже мумия толком не сохранилась – ничего бесспорно идентифированного как его останки до сих пор не найдено.

Что до «личной жизни» солнечного фараона, то Эхнатон по обычаю имел одновременно нескольких жен, среди них красавицу Нефертити, мать его шестерых дочерей; по именам известны еще три или четыре жены-царицы, имелось еще несколько ныне безымянных (чьи найденные мумии в царском убранстве носят только номера, присвоенные археологами). При таком многоженстве фараон был естественно многодетен (точная идентификация степени родства затруднена обычаем близкородственных браков). «Семейность» фараона, благословленность свыше его браков и детей была одной из основных тем пропаганды: Эхнатон и Нефертити в обнимку, с детишками на коленях – очень частый амарнский сюжет.  Но с наследниками фараону не повезло. Тот же Тутанхамон – последний из кровных наследников, отступник, отказавшийся от всех нововведений Эхнатона, страдал многими врожденными болезнями и прожил недолго. Да и XVII Династия фактически выродилась и вскоре (по историческим временным меркам) заменилась Рамессидами.

Но роскошь солнечного культа, гигантизм сооружений, красота амарнских памятников искусства, необычность самой личности Эхнатона – насколько можно о ней судить на таком временном расстоянии – до сих пор завораживают и исследователей, и простых людей, читающих научно-популярные или художественные сочинения. Дело Эхнатона оказалось проигрышным, а легенда о нем живет и Солнце, ослепившее его, присвоенный и осознанный им собственный свет сияет сквозь тысячелетия и нам. Таков был первый правитель, носивший прозвище по главному небесному светилу.

Киевский князь Владимир I Святославич, недальний потомок Рюрика, Великий князь Киевский, известен также как Владимир Святой, Великий или Креститель. До нас не дошло сведений, провозглашал ли князь себя «официально» равным и подобным дневному светилу. Но в народной памяти живет былинный персонаж князь Владимир Красно Солнышко. Это ему в русских былинах служили трое богатырей, тем являя – хотя бы на известной картине Васнецова – сословно-классовую гармонию: крестьянский сын Илья Муромец, попович Алеша и дружинник, военно-служивый Добрыня, кстати, исторически родной дядя князя, брат его матери.

И мы снова видим в правителе Киевской Руси уже знакомые «солнечные» черты: склонность к религиозным преобразованиям, стремление к высшей власти, многоженство и многодетность, переменчивость во внешней политике возглавляемого государство – и упадок дела при ближайших наследниках.

Младший сын язычника князя Святослава (от наложницы, ключницы Малуши, но законность таких бастардов в те времена была в порядке вещей) начинал государственно-политическую карьеру как новгородский князь. Когда в 972 году Святослав сложил буйну голову в неравном бою с печенегами на днепровских порогах, между княжичами начался раздор. После гибели в этом раздоре брата Олега, князя древлянского, Владимир и сам вступил в борьбу за главный престол Руси с братом Ярополком, воспользовавшись иностранной помощью – в Скандинавии были наняты варяжские воины. Главный исторический источник сведений о князе, знаменитая «Повесть временных лет»1 подробно описывает историю этой войны, в частности, всякие бесчинства по пути на Киев: например, был в бою взят Полоцк, истреблена семья конунга Рогволда и силой принуждена к браку княжна Рогнеда – невеста Ярополка;  а самого Ярополка Владимир хитростью выманил якобы на переговоры, где два воина-варяга «подняли его мечами под пазухи». Беременную вдову брата князь Красно Солнышко взял в наложницы, и рожденный ею Святополк так и считался «от двух отцов». Наемные же варяжские дружины, завербованные Добрыней в помощь князю, были впоследствии  отправлены в Византию, чтобы замять вопрос об оплате...  В итоге «И стал Владимир княжить в Киеве один»  ?  как одно Солнце на небе, так один князь на Руси. И можно ему, как и главному светилу – все, ибо все в его власти.

Далее, в полном соответствии свойствам солнечного прообраза, киевский князь стремился распространять свое сияние и влияние на максимально обширные территории. войны велись на востоке и на западе, с Хазарией и Византией, данью облагались вятичи, древляне и печенеги, также заключались политические союзы с европейскими правителями-славянами. Политические соображения смыкались у Красна Солнышка с «личной жизнью»: «Был же Владимир побежден похотью, и были у него жены: Рогнеда,  которую поселил на Лыбеди, где ныне находится сельцо Предславино,  от  нее  имел  он четырех сыновей: Изяслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода, и  двух  дочерей; от гречанки имел он Святополка, от чехини – Вышеслава, а еще от одной жены – Святослава и Мстислава, а от болгарыни – Бориса и Глеба, а наложниц  было  у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове, в сельце, которое называют сейчас Берестовое. И был он  ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц». Как видно, чисто солнечное сластолюбие и плодовитость было присуще Владимиру в полной мере.

Ну и конечно, в центре внимания князя Красно Солнышко находились вопросы духовной жизни государства. Сперва, усевшись на киевском престоле, князь упорядочил славянское язычество: «поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, и Хорса, Дажьбога, и Стрибога, и Симаргла, и Мокошь. И  приносили  им  жертвы, называя их богами…». Ну а рассказ о государственной акции по обращению Руси в православие – один из основных российских патриотических мифов: как население Киева разом окрестили в Днепре, как Добрыня проделал то же в Новгороде, жестко подавив протесты, как с греческими миссионерами пришла на Русь грамотность, тоже поначалу внедрявшаяся силой. Обратившийся князь отпустил всех своих жен, взамен взяв греческую царевну и тем укрепив свой авторитет в глазах византийских владык. Столь радикальная и глобальная религиозная реформа и является главным следом, оставленным князем Владимиром в отечественной и мировой истории.

Фундментальным каменным строительством князь тоже занимался усердно: строил храмы и крепости, и целые города; а столица юго-восточной Руси, славный и прекрасный город на реке Клязьме, так и носит имя князя как основателя. А уж  Князе-Владимирских храмов на нашей и сопредельных землях не счесть.

Но и этому владыке с наследниками не повезло: было у князя тринадцать сыновей-княжичей от разных жен, но часть их умерла еще до того, как освободился в 1015 году Киевский престол. А после смерти Красна Солнышка разгорелась наследственная свара: «сын от двух отцов» Святополк, с той поры по злодейству своему прозванный Окаянным, коварно убил единокровных братьев Бориса и Глеба, превратив их тем самым в первых русских святых мучеников. А победил в итоге Ярослав, поименованный впоследствии  Мудрым. Но и оставшиеся княжичи не ладили между собой и в результате растащили Русь на уделы.

В былинах, житиях и апокрифах остался милостивый, «ласковый», несметно богатый и величественный верховный русский владыка – Владимир Красно Солнышко, щедрый и могучий. Именно таким мы его знаем и помним благодаря «солнцу русской поэзии»: «В толпе могучих сыновей, с друзьями, в гриднице высокой Владимир-солнце пировал».

По сравнению с этими владыками из седой древности – Древнего Египта и средневековой Руси – Людовик XIV де Бурбон воспринимается почти как наш современник. Он известен еще как Людовик Великий, и еще – как Король-Солнце. XVII-XVIII века в Европе вообще отличались большой пышностью жизни элиты, то были времена расцвета классицизма и одновременно барокко, склонного к преувеличению, роскоши, избыточности и вычурности. Об уподоблении небесному светилу и его персонификации в образах условных античных богов король Людовик заботился прежде всего сам. В придворном обиходе частыми были балеты по его либретто, где он изображал то Аполлона, то само светило в окружении меньших планет и духов стихий. На конных шоу-каруселях, заменивших рыцарские турниры, король неизменно выезжал в антично-имперском костюме со щитом, на котором сияло Солнце. Среди историков ходит мнение, что именно эти пиар-акции и массовые шоу, а вовсе не победы французского оружия или политические удачи, снискали славу солнечному королю.

Тем не менее, король вполне осознавал свое центральное и исключительное положение в тогдашнем мире. Уже привычно обнаруживаются в истории его правления все те же архетипичные «солнечные» черты. Убежденность в божественной природе своей власти, в том, что он не просто занимает французский трон, но как бы является персонификаций самого принципа неограниченной власти: «Государство – это я!»  ?  самая известная цитата  Людовика XIV. Историки называют это «абсолютной монархией».

При Короле-Солнце Франция много воевала, в целом успешно расширяя свои владения – то за пограничную Лотарингию-Эльзас, то за Испанское наследство.

Отметился, как положено согласно архетипу, солнечный король в глобальном религиозном реформаторстве: отмена Нантского эдикта привела к массовой эмиграции протестантов-гугенотов, около 200 000 их покинуло Францию, а оставшиеся поневоле сделались католиками. Так что централизация и абсолютизация при Людовике XIV затронула и духовную сферу.

Солнечные владыки обязаны построить в свою честь и славу что-нибудь архитектурно-грандиозное – Людовик создал для себя и приближенных  Версаль, дворцово-парковый ансамбль, до сих пор поражающий масштабами, роскошью и гармонией.

Что касается характерного сластолюбия и и многочадности, то христианский, католический монарх был «поражен похотью» не менее предшественников-язычников: кроме двух законных супруг Король-Солнце имел поочередно, а иной раз одновременно, нескольких официальных фавориток, чьи имена, истории и портреты хорошо известны. Каждая из близких королю дам принесла ему потомство,  общим числом около двух десятков. Как и «предшественники», Людовик признавал всех детей родными, в рамках возможного узаконивал и обо всех заботился.

И – увы! – точно так же, как двоим предыдущим владыкам по прозвищу Солнце, королю очень не везло с наследниками. Он правил весьма долго и пережил не только сыновей, принцев-наследников, но и их сыновей, царственных своих внуков. Следующий по очереди и номеру Людовик, XV-й, приходился Королю-Солнцу аж правнуком!

А  страну, внутренняя и внешняя жизнь которой оказалась подчинена воплощению солнечно-властного принципа, он оставил, как водится у таких владык, с долгами, проблемами и в состоянии системного кризиса…

Все это старые истории… Жили-были некогда, давным-давно и в дальних странах трое владык… и считал каждый из них себя равным Солнцу и воплощенным Солнцем в человеческом облике. И действовали они, со скидкой на обстоятельства, время и место, практически одинаково. Обладали абсолютной и ничем не ограниченной личной властью. Строили грандиозные дворцы, храмы и целые новые города. Радикально реформировали религию своих стран. Любили многих женщин и родили помногу детей. И словно загодя вытянули из потомков своего рода энергию, так что их наследники не достигли того же уровня славы и того сияния, что окружало Эхнатона, Владимира и Людовика, уже не излучали. Так, отражали в лучшем случае, как планеты отражают свет Солнца.

Наверно, это все что-то говорит нам о свойствах архетипа Солнца и, соответственно, о природе солнечного XIX Аркана. Не столь уж он однозначен, не только уютен, светел и мил – в этой карте можно теперь высмотреть  и иные значения: властолюбие и достижение абсолютной власти, ограниченной лишь естественным пределом человеческой жизни; склонность к расширению освещаемого пространства всеми средствами; похоть и сластолюбие, плодородие и многодетность – и разочарование в потомках и наследниках. Стремление к грандиозности замыслов и их воплощения в материале, любовь к славе и почитанию. Предельный эгоцентризм, самовлюбленность, что становится не только основой и целью карьеры, но самим стилем жизни. Предельная концентрация  на своей персоне и требование того же от окружения. Величие во всем  – но и «откат» в последователях и наследниках… Ибо даже на Солнце бывают пятна. Но свет владыки-Солнца, обаяние властительной персоны доходит до нас через века и остается в памяти.

 

 

ОтменитьДобавить комментарий