Отправьте Вашу заявку
Заполните данные заявки
Пожалуйста, укажите Ваше имя
Укажите адрес электронной почты
Оставьте свое сообщение

Еще раз о II Аркане

Образы и портреты Елизаветы I

Ольна Лемберг

 

Ольна Лемберг

г. Москва
Гранд-мастер Таро, писатель, переводчик,
Преподаватель и практик эзотерических дисциплин

Год или два назад я ехала к друзьям на дачу. И в момент, когда электричка проезжала под эстакадой МКАДа, я осознала, что нахожусь на границе двух пространств – города и загорода, взаимозависимых, но очень разных. К тому же и день был пограничный – весеннее равноденствие, граница между темной и светлой половинами года.

Елизавет I Тюдор

 

Прямо там же, в поезде, я вытащила из сумки походную колоду Райдера – Уэйта и стала всматриваться в Аркан Верховной Жрицы, чье место в мире всегда между двумя противоположностями. Сквозь знакомую картинку на карте неожиданно проступили черты моей героини, очевидного воплощения II Аркана. Доехав домой, я сняла с полки все имеющиеся у меня книги по елизаветинской эпохе, все художественные альбомы и убедилась, что мне не померещилось. И тогда я начала пристально изучать биографию и иконографию Елизаветы I Тюдор[1] именно как арканолог. Тем более что и сама королева была не чужда оккультных интересов (знаменитый Джон Ди входил одно время в круг ее приближенных), и Таро в ее время уже существовало и использовалось. Да и две из четырех «канонических» колод – RWS и «Таро Тота» Алистера Кроули – созданы в Англии и по духу очень английские, если не сказать британские.

По идее, царствующая и правящая королева должна соотноситься с III Арканом. Этот момент не упущен в иконографии королевы – на портрете работы Николаса Хиллиарда (ок. 1574 г.) корсаж ее богатого платья украшает серебряная брошь в виде пеликана. Эта брошь видна и на других портретах. Она символизирует то, что владычица кормит «собой» свой народ, как пеликан птенцов своим мясом. А розовый пеликан сопровождает Императрицу на соответствующей карте Таро Кроули триста с лишним лет спустя: «… что касается Пеликана, то… общее представление о нем можно получить, отождествив самку Пеликана с Великой Матерью и ее потомством»[2]*. Преемственность символики очевидна.

И все же примет и глифов II Аркана в жизни и на портретах Елизаветы гораздо больше.

image 243Начнем с происхождения. Младшая дочь Генриха VIII являла собой последний отросток на геральдическом древе Тюдоров. Ее дед Генрих, «седьмой этого имени», подобрал корону в кровавом месиве на Босвортском поле, где пал рыцарской смертью в бою Ричард III. Там в тот момент закончилась знаменитая Война Роз. В геральдике Йорков и Ланкастеров, мощных ответвлений французского по происхождению рода Плантагенетов, использовалась почти одинаковая пентаграмматическая роза, только цветок Ланкастеров – красный и пятым лепестком направлен вниз, а Йорков – белый и направлен вверх. (Красная роза Ланкастеров ботанически отождествляется с Rosa gallica officinalis, а белая Йорков – с Rosa alba semiplena[3]*; когда недавно в Лестере были найдены, генетически опознаны и с королевскими почестями захоронены останки Ричарда III, городские цветочники разом озолотились за счет продажи живых белых роз, возлагавшихся к гробу и памятнику злосчастного короля.) Но ко временам Елизаветы это было уже делом прошлым, а Роза Тюдоров геральдически объединила оба изображения: она красная во внешнем круге лепестков, а сердцевина у нее белая. Королева, судя по портретам, часто дополняла свой наряд парой живых роз, белой и красной, прикалывая их к кружевам воротника или к прическе около короны, или позировала с цветами в руках.

image 244

 

Белое и красное как основной королевский контраст в английском менталитете осталось и запечатлелось, например, в английских шахматах. У того же Льюиса Кэррола в зазеркальных приключениях Алиса встречает в шахматном мире именно антагонисток Белую Королеву и Красную Королеву[4]. Так что в русле наших аналогий антагонизмы «белое – красное» и «белое – черное» равнозначны.

Белое и красное как противоположности соединялись не только в гербе Тюдоров, но и в физическом облике самой Королевы: она имела, по словам современников, фарфорово-белую кожу и волосы медно-рыжего оттенка, будучи похожа и на отца, весьма эффектного мужчину, и на красавицу мать. С таким цветотипом внешности королева всю жизнь носила красное с белым (алый или бордовый атлас и бархат с кипенно-белыми кружевами) либо черное с белым (черный бархат с горностаем и опять же кружевами). Или иногда белое с красноватой отделкой. Такой ее и запечатлели многие художники, хотя, конечно, с возрастом Королева прибегала к белилам и парику цвета ее натуральных волос. Королева любила таинственно мерцающий белый жемчуг и рубины и всю жизнь в изобилии носила такие драгоценности, что тоже запечатлено в иконографии.

Итак, все портреты Елизаветы I – их дошло до нашего времени множество – построены на ярком контрасте двух цветов, и сама она на них всегда предстает на границе белизны и алости или черноты, как и положено Жрице.

s sitom 2И еще о королевских жемчугах. II Аркан – карта, принадлежащая к стихии воды, планета Жрицы – Луна. А жемчуга – это драгоценности, добываемые из воды и астрологически соотносящиеся с Луной. На уэйтовской карте одеяние Жрицы подобно морским волнам, а голову венчает лунная корона. Королеву Елизавету I тоже часто изображали с морскими атрибутами (якорем, волнами), со стрелами Дианы или с лунным полумесяцем в прическе, с ситом в руке – еще одним символом лунных богинь.

Даже сами обстоятельства рождения Елизаветы указуют на середину между противоположностями: она родилась в Гринвиче, от которого позже начали отсчитывать в обе стороны долготы Востока и Запада. Время рождения (для астрологов и знатоков методики А. Хшановской) – 7 сентября 1533 года, около 16:00 по Гринвичу. По Зодиаку она была, что примечательно, Девой. Среди значений II Аркана – очень молодая и, наоборот, очень немолодая женщина. Сохранились изображения Елизаветы в четырнадцать лет, девочкой на грани превращения в девушку, и портрет, на котором Королеве уже хорошо за шестьдесят и из-за ее плеча выглядывает Смерть. Но твердость взгляда и царственность облика неизменны.

Она и «по должности» была именно Верховной Жрицей, главой национальной Англиканской церкви. И еще: II Аркан часто говорит о гендерном смешении, о смене гендерных ролей, а Елизавета, в отличие от прочих славных английских королев, была в своей стране единовластной правительницей – скорее Королем, чем королевой-женой. Как и легендарный прототип карты «Верховная Жрица», Папесса Иоанна, она занимала традиционно мужской пост и выполняла обязанности правителя без скидки на биологический пол.

Здесь неминуемо возникает вопрос, с XVI века по сию пору занимающий людей: была ли Virgin Queen действительно таковой – Королевой-Девственницей, обрученной единственно со своим народом, как она декларировала? Мир до сих пор сплетничает об этом и малоубедительны аргументы писателей, историков, кинематографистов как в пользу официальной версии, так и против нее. Это как раз та самая тайна Верховной Жрицы, женская, интимная тайна, чисто внутреннее дело нашей героини, и тайне этой уже почти четыреста лет, а наверняка никто ничего как не знал тогда, так не знает и поныне.

Кроме таинственности, среди значений карты II Аркана выделяются еще мудрость, знание, скрытность. И та же двойственность. Известно, что Королева была весьма образована, знала несколько языков, с детства прилежно изучала разнообразные науки. А в зрелом возрасте была искусным политиком, мастерицей компромисса, что помогало ей удерживать Англию в состоянии равновесия внутренних сил – католиков и протестантов, лордов и простонародья. И во внешней политике благодаря этому умению Англия успешно балансировала в союзах с Францией, Испанией, Голландией, Священной Римской Империей и Россией.

Жрица

 

Жрица на карте держит закрытый свиток в знак владения тайной мудростью и знанием. Королева на портретах часто держит в руках закрытую, заложенную пальцем книжку, и она одна знает, какую – молитвенник, труд античного автора, сборник стихов? Столь же часто позади ниспадают, как на карте, складки драпировки.

Образ Королевы идеально вписывается в древний архетип волшебницы, ведьмы, феи, обладательницы тайной власти (всё это – тоже значения Верховной Жрицы). С античности, если не с палеолита, в сознании существует мифический, сказочный архетип Женщины на волшебном Острове – Цирцеи на Ээе, Морганы на Авалоне, Царевны-Лебедь на Буяне, – влекущей к себе, таинственно властной над мужчинами. Елизавета на своем Альбионе, словно Пенелопа на Итаке, то приманивала, то прогоняла женихов из числа европейских монахов и первых лордов собственного королевства (в этих состязаниях принял участие даже Иван Грозный, обычно не слишком церемонившийся в брачных делах, и портрет Елизаветы ныне гордо висит в экспозиции Царской Слободы в Александрове). Но те, кто выдерживал королевины испытания, приближались к этой великой даме, приобретали славу, богатство и власть; елизаветинская эпоха – это расцвет наук, искусств, время покорения новых пространств и расширения Pax Britannica. В Новом Свете в честь Девственницы до сих пор именуются штаты Вирджиния и Западная Вирджиния, а в Москве в Зарядье сохранился Старый Английский двор – штаб-квартира английской компании по торговле с Московией. Нити управления этим обширным хозяйством и богатство новооткрытых земель при этом сходились на небольшом острове, в руках его хозяйки.

Наконец, есть портрет – прямая аналогия карты. Искусствоведы традиционно именуют это аллегорическое изображение «Армадным». Оно написано предположительно Джорджем Гувером в нескольких вариантах в 1588 году в честь разгрома Великой Армады. Королева, одетая в черное с белым (ее символические цвета) с красноватыми бантиками, вся в жемчугах и рубинах, изображена на фоне тяжелой драпировки, которая приоткрывает в королевских покоях два окна, выходящих на море. Эти окна – что те две колонны на карте: слева по спокойным волнам под ясным небом при свежем ветре спешат домой под полными белыми парусами английские корабли; в правом же окне ночная буря под грозными низкими тучами довершает гибель кораблей испанцев-захватчиков. Свет и Тьма, а между ними – мудрая женщина.

Хотя каноническая карта в колоде Уэйта создана столетиями позже, рискну предположить, что образ Королевы-Девы подсознательно вдохновлял творчество Памелы Смит, английской художницы.

Семнадцать монархов сменилось на британском троне с тех пор, как блистательно и долго правила своим островом и половиной мира впридачу мудрая, искусная в своем деле бело-красная Королева-Дева. Века прошли с тех времен. Но жизнь и образ Елизаветы I, ее тайны и загадки до сих пор весьма интригуют мир. Такова тайная, но могучая власть Верховной Жрицы.

------------------------------------------------------------------------------------

[1] Особенно полезными оказались книги О. Дмитриевой «Елизавета I: семь портретов королевы» и «Тюдоры & Стюарты: искусство власти» (каталог одноименной выставки в Московском Кремле в 2012 году).

[2] Кроули А. Книга Тота / Пер. А. Блейз.

[3] См. Д-р Д. Хессайон. Все о розах / Пер. О. Романова.

[4] В русских переводах противницу Алисы в качестве белой Пешки традиционно называют Черной Королевой. См., например: Кэрролл Л. Алиса в Стране Чудес. Алиса в Зазеркалье / Пер. Н. Демуровой (серия «Литературные памятники»). Но в английском оригинале у Кэрролла все же Red Queen.